Рококо

Длительная эпоха барокко блестяще завершается во второй четверти XVIII столетия искусством стиля рококо (от французского rocaille). Во Франции этот поздний этап барокко приходится на годы правления короля Людовика XV, поэтому французское рококо иногда называют и стилем Людовика XV. Стиль рококо, затрагивающий главным образом орнаментально-декоративный строй предметов украшения, мебели и интерьеров, ассоциируется прежде всего с причудливыми формами орнаментики, состоящей из раковин, коралловидных образований, завитков, цветочных гирлянд, прихотливо извивающихся стеблей и т. д.

В эпоху Людовика XV Франция вступает в полосу быстрого экономического развития. С ростом богатства страны в придворных и аристократических кругах усиливается тяготение к роскошной, комфортабельной жизни. Эта тенденция отразилась и на характере искусства эпохи. Стиль рококо тоже является стилем искусства двора и аристократии. В противовес парадности и масштабности барокко в архитектуре рококо получают развитие постройки более интимного, камерного характера, с господствующим в их интерьере, обстановке культом уюта, изящества и изнеженности.

Появляются новые типы жилых помещений: будуары, интимные кабинеты. Стиль рококо наиболее ярко и последовательно проявился в оформлении интерьеров. В убранстве покоев на всем лежит печать доведенной до предела утонченности. Зеркала, позолота, буйно стелющиеся по стенам и потолкам лепные узоры деформируют пространственную структуру интерьеров. Архитектоническое начало с его колоннами, пилястрами, карнизами сменяется откровенно декоративным; единственный элемент, служащий членению поверхностей стен и потолков, — капризно изогнутая рамка.

Изящная мебель, нарядные предметы украшения, уютные, обставленные с большим вниманием ко всем мелочам жилища, утонченные формы светской жизни, — все это становится неотделимой частью повседневного быта высших кругов общества. Никогда еще искусство оформления жилищ в столь полной мере не соответствовало характеру жизненного уклада. Беззаботная, уподобленная беспрерывному маскараду жизнь светских салонов сосредоточена вокруг женщины. Тон во всем задают великосветские жеманницы; легкомысленный, поверхностный, по-театральному декоративный вкус эпохи диктуется капризами фавориток короля.

В этот период продолжает усиливаться восточное, и прежде всего китайское влияние. Изящные по формам, украшенные тонким, изысканным декором художественные изделия китайских мастеров отлично гармонировали со стилем, процветавшим при европейских абсолютистских дворах. Первые китайские образцы были завезены в Европу торговыми судами восточноиндий-ских компаний еще в начале XVII века. Теперь, в середине XVIII столетия, увлечение «китайщиной» (chinoiserie) — коллекционирование фарфора и лаков, подражание китайским образцам — достигает апогея.

Особенно в большом количестве завозился фарфор, привлекавший европейцев экзотичностью, новизной материала и форм. Владельцы дворцов и роскошных особняков считали своим долгом завести «китайский зал», обставленный китайской мебелью и отделанный деревянными панно лаковой работы, либо, на худой конец, устроить галерею китайского фарфора. Европейские художники-прикладники нередко пользуются китайскими проектами мебели и различных декоративных изделий. Что касается искусства фарфора, то оно по сей день не освободилось от китайского влияния.

В 1709 году И. Ф. Бётгер изобрел европейский фарфор. Однако зародившаяся по следам этого изобретения европейская фарфоровая промышленность — мануфактуры, затем заводы — почти целиком ориентировалась на китайские образцы.

Оформление столь характерных для эпохи рококо салонов и будуаров становится главной задачей прикладного искусства. По сравнению со сдержанностью и трезвостью барокко они перенасыщены предметами меблировки, но в целом — это эталон утонченности, элегантности, изнеженности. Нежные, пастельные тона преобладают и в колорите, наиболее частые цветовые решения — белое в сочетании с голубым, зеленым или розовым и непременное золото.

Главный мотив в убранстве интерьера — невысокий камин, покрытый мраморной плитой и тонко отделанный стукко. На камин ставили часы, канделябры, предметы украшения, а участок стены над ним покрывался зеркалом, оправленным в роскошную раму. Зеркал в салонах и будуарах было обычно много; развешанные на стенах и расставленные на столиках-консолях, они усложняли, деформировали пространственную структуру помещений. Нередко зеркала размещались, по обеим сторонам камина, расположенного у глухой стены; это позволяло, уютно примостившись у растопленного камина, одновременно любоваться видом зимнего пейзажа, перспективой парка, раскрывающейся за окнами (дворец в Сан-Суси).

Стилю рококо чужды прямая или правильных очертаний кривая линия и симметрия. В мебели и декоративном убранстве интерьера используются самые дорогие материалы: экзотические породы дерева, мрамор, шелк, гобелен, бронза, золото. Еще одна новинка эпохи, тоже завезенная из Китая, бумажные обои для оклейки стен жилых помещений.

Представление об интерьере как целостном ансамбле зарождается именно в эпоху рококо. Архитекторы в своих проектах стремятся достигнуть полного стилевого единства всех компонентов комнатного убранства: декорастен и потолков, форм мебели, расцветок драпировочных и обивочных тканей и т. д.

Стиль рококо был в первую очередь стилем придворно-аристократического искусства, но он наложил отпечаток на характер всей художественной мебели, всего декоративно-прикладного искусства эпохи.

Элементы новизны, появившиеся еще в мебели стиля регентства, получают полное развитие в мебели рококо. Филенки, как и в 30-х годах, умеренно украшаются неглубоким рельефным орнаментом, но формы самих предметов становятся несравненно более живыми, а в убранстве широко используются богатые декоративные возможности бронзового литья и чеканки.

Признанным вдохновителем искусства рококо был поселившийся в 1723 году в Париже итальянец Ж. О. Месонье, ювелир, скульптор, архитектор и автор многочисленных проектов изделий декоративно-прикладного искус -ства. В его произведениях впервые появляются столь характерные для орнаментики стиля роквко причудливые формы, и в частности — мотив капризно изогнутой, асимметричной раковины.

Утонченность манер и культ женщины, воцарившиеся в жизненном укладе придворно-аристократических кругов, сильнее всего отразились на характере мебели. Изменения проявляются не только в том, что предметы приобретают гибкие, мягкие контуры, но появляются новые мебельные формы, предназначенные главным образом для представительниц прекрасного пола. Таковы, например, стоящий на высоких стройных ножках секретер с наклонно расположенной откидной доской и множеством потайных отделений; кар-тоньерка (шкафчик для бумаг); угловой шкафчик (encoignure); женский письменный столик (bonheur du jour); туалет с откидным зеркалом (poudreuse); круглые и четырехугольные в плане тумбочки и разнообразной формы рабочие столики.

В сторону большего удобства и элегантности изменяются и формы мебели для сидения. Осваивается ряд новых типов: канапе (диван в форме соединенных воедино двух-трех кресел, 445), шезлонг (452), бержер (глубокое кресло). Контуры предметов становятся мягкими, волнистыми, изгиб ножки усиливается. В формах кресел и диванов учитывался и характер женских костюмов — широких фижм-панье. Зарождается «истинная» мебель для сидения, отвечающая назначению, а не целям репрезентации (446, 447, 449). Элегантная, легкая, отделанная дорогими, изысканными по цвету и рисунку тканями, эта мебель перкрасно гармонирует со всеми остальными компонентами интерьера, сливаясь с ними в единый ансамбль. В соответствии с новой формой светской жизни, мебель расставлялась небольшими группами в различных местах помещения, образуя своего рода «центры тяготения» для собравшегося общества; каждая такая группа предметов меблировки, состоявшая из стола, дивана и нескольких стульев и кресел, задумывалась как единая, целостная композиция.

Среди предметов корпусной мебели главную роль играют комоды и секретеры (442, 444). Слово комод происходит от французского commode — «удобный»; и действительно, по понятиям людей того времени, эта форма мебели была олицетворением удобства. Комод рококо, как правило, имеет два ящика.

Что же касается высокого секретера, то он является продуктом рациональной, практичной комбинации комода, письменного стола и кабинета. (Выходит, что уже и тогда была «комбинированная мебель»!) В эту эпоху грез и мечтаний широко распространился обычай обмениваться сентиментальными письмами, писать мемуары. Эта-то эпистолярная продукция и хранилась в потайных ящичках секретеров. Однако в обиход входит и более рациональный письменный стол (451). Формы и декор предметов корпусной мебели имеют тот же характер, что и в мебели для сидения: волнистые контуры, гнутые ножки, прихотливые орнаменты в виде вьющейся лозы, цветочных гирлянд, ромбовидной сетки и обилие золоченой бронзы (443). Для фанеровки используются преимущественно светлые экзотические породы.

Мебель рококо строится на полном отказе от принципа архитектоничности со свойственным ему подчеркиванием автономности отдельных элементов конструкции. Теперь детали растворяются в общем объеме предметов, словно отлитых из некой пластичной массы (455, 461). В отдельных комодах линии конструкции исчезают, а границы ящиков полностью замаскированы стелющимся по поверхности предмета орнаментом (442).

Волнистые поверхности изделий корпусной мебели фанеруются уже упоминавшейся техникой мозаичного набора. Для большей нарядности они украшаются узорчатой рамкой либо обрамляются нарядным орнаментом маркетри.

В декоративном убранстве мебели рококо резьба по дереву занимает очень скромное место. Ее замещают бронзовые накладки, одно из преимуществ которых заключается еще и в том, что ими легко обрабатывать уже готовые, отшлифованные и отполированные поверхности предметов. Иногда — особенно при изготовлении комодов — вместо фанеровки вся поверхность предметов обрабатывалась цветными лаками и тоже декорировалась бронзовыми накладками либо золоченой резьбой (442, 444).

В этот период виднейшими мастерами художественной бронзы были представители семейства Каффиери, известной династии скульпторов и резчиков. Славилась и мебель Шарля Крессана, хотя, возможно, и не в такой степени, как в предыдущую эпоху. С именем братьев Мартенов ассоциируется изящная, декорированная китайскими мотивами мебель в технике черного лака («vernis Martin» — «лак Мартенов»). Мебель, покрытая белым или пастельными цветными лаками, тоже отличалась стройностью форм, изяществом линий, красотой золоченых накладок.

Появляется и много откровенно декоративных предметов обстановки: маленькие столики, украшенные цветной инкрустацией, позолоченные консоли, ширмы, этажерки, крохотные секретеры и пр.

Около 1760 года во французском декоративно-прикладном искусстве, включая и художественную мебель, появляются первые признаки зарождающегося классицизма. Формы предметов становятся более строгими, резной элемент и бронза сохраняются в основном лишь в обрамлениях и в декоре ножек; снова торжествует техника гладкой фанеровки, а в убранстве — изящные, красочные узоры маркетри.

Ведущим центром французской художественной мебели был Париж. В мастерских парижских мастеров-чернодеревцев изготовлялась мебель стиля рококо, которой обставлялись резиденции короля и придворной знати. После 1743 года вошло в правило ставить клеймо мастера или цеха на особенно качественные предметы мебели. Эта форма защиты качества продукции была последним отголоском цехового строя. Во второй половине XVIII столетия парижские цехи («Maitres menuisiers et ebenistes» — «корпорация столяров и чернодеревцев») объединяли около 1200 мастеров-мебельщиков. Производившаяся ими мебель удовлетворяла не только отечественные потребности, но в большом количестве вывозилась и за границу.

Виднейшие мастера этого заключительного этапа барокко-рококо: немец по происхождению Ж. Ф. Обен, автор знаменитого бюро короля Людовика XV, и Ж. А. Ризенер, тоже выходец из Германии, помощник Обена, возглавивший после его смерти мастерскую и завершивший работу над «бюро короля». Разработанная в это время форма бюро с цилиндрической крышкой послужила прототипом для современных конторок.

Французское рококо оказало влияние на аристократическую культуру всех европейских стран. Особенно пышно этот стиль расцвел во внутреннем убранстве роскошных дворцов отдельных немецких князей. В общих чертах немецкое рококо не столь утонченно и женственно, как французское, несмотря на то, что художественная мебель Германии испытывала сильное влияние парижских образцов. Как и во Франции, в Германии стиль рококо достигает полной зрелости в середине XVIII столетия. Среди ведущих немецких мастеров-мебельщиков этого времени были отец и сын Рентгены, но их деятельность будет рассмотрена в связи со следующим стилевым этапом.

В прикладном искусстве Германии стиль рококо начинает складываться в 1730-х годах. Быстрому распространению этого стиля на юге страны содействовали проекты мебели и различных предметов декоративного убранства интерьеров, выполнявшиеся Кювилье, Габерманом, Мейлем. Другой значительный центр рококо сложился при дворе прусского короля Фридриха II. Здесь ведущим мастером был Гоппенхаупт, внесший в утонченное искусство орнаментики рококо много новых элементов, позаимствованных из природы. Среди мебельщиков, работавших для потсдамских дворцов (1750—1760-е годы), виднейшими были Мельхиор Камбли и Шпиндлер. Проекты Иоганна Румпа оказали значительное влияние прежде всего на формирование бюргерской мебели.

Около 1760—1770-х годов капризные, беспокойные, доведенные до крайнего перенасыщения формы начинают постепенно «успокаиваться». Творчество мастеров, работавших для дворцов, оказывало сильное влияние и на формы мебели, предназначенной для обстановки бюргерских жилищ. Однако в немецкую бюргерскую мебель формы французской художественной мебели проникали в очищенном от излишеств, творчески переработанном виде. Среди важнейших, актуальных предметов обстановки в эту эпоху были представительные шкафы-бюро и письменные столы (454, 456).

Поверхности этих шкафов-бюро были сильно изогнутыми, особенно в нижней, «комодной» части; углы срезались под углом 45 градусов, для придания предмету большей выразительности вводились карнизы, тоже, как правило, энергично изогнутые. Для декоративного убранства мебели характерно умеренное использование резного орнамента в стиле рокайль. Резьбе по дереву вообще отводится скромное место, а в бронзе, как правило, исполняются лишь детали лицевой фурнитуры (ручки дверок, щитки замочных скважин). Широкое распространение получают в это время и буфеты, по конструкции несколько напоминающие шкафы-бюро (465). Верхняя часть такого шкафа решалась в виде застекленной витрины, на полках которой расставлялась фарфоровая посуда. Самые красивые посудные шкафы такого типа производились в Вюрцбурге и Майнце.

В Аугсбурге для прусского двора изготавливалась мебель из серебра либо богато обработанная серебряными накладками. Значительными центрами мебельного производства были и города Люттих и Ахен. Влияние мебельных форм, выработанных в этих городах, прослеживается во всей прирейн-ской области до самого Кёльна.

Орнамент немецкого рококо отличается выразительностью и красочностью. В Баварии и Австрии особенно популярна была ярко расписанная и украшенная резьбой по дереву мебель. Самые красивые образцы этой мебели представлены крестьянскими шкафами.

Интересная разновидность рококо сложилась в австрийских провинциях, особенно при венском дворе в период правления императрицы Марии Тере-зии (1740 — 1780). Этот стиль, отмеченный печатью местного своеобразия, обычно именуют «стилем Марии Терезии».

Австрийская позднебарочная (рококо) мебель в целом развивается скорее в русле бюргерской разновидности стиля. В построении предметов продолжает соблюдаться, хотя и не очень строго, принцип архитектоничности. Они исполняются в технике фанеровки, с живыми, хотя и не сильно изогнутыми поверхностями. В декоре преобладают различные виды инкрустации, тогда как резьбе по дереву отводится очень скромное место. Формы предметов широкие, выразительные, по-домашнему уютные. Они имеют уже мало общего с аристократической репрезентативной мебелью, а свойственный им умеренный, бюргерский характер является следующим шагом на пути к мебельным формам, свободным от влияния архитектуры и в полной мере отвечающим своему назначению. Однако на данном этапе формы австрийской мебели также все еще перегружены элементами различных исторических стилей.

К числу интереснейших мебельных форм венского рококо принадлежит большой платяной шкаф с двумя дверцами, с богато профилированным карнизом, срезанными углами и изящным по рисунку ленточным обрамлением филенок (463). Аналогичное решение имеют и многочисленные варианты комодов. В широких пределах варьировались формы еще одного популярного типа мебели — секретера, получившего название «табернакулум» («дарохранительница») (469). Буфет по высоте делился обычно на три части: нижнюю — с дверцами или выдвижными ящичками, верхнюю — витринную — и находящуюся между ними нишу (465). Помимо перечисленных предметов, в обстановку жилищ входили книжные шкафы, жардиньерки, угловые шкафы, скамеечки, на которые становились на колени молящиеся.

Мебель для сидения и лежания красива по линиям, но по сравнению с роскошными французскими образцами она кажетсся довольно скромной (464, 466, 467). Стулья и разнообразной формы столы исполняются, как правило, из обычных пород дерева; однако, несмотря на простоту материала и скромность убранства, они отличаются тонкостью вкуса и полнотой стиля. Формы этой мебели оказались очень устойчивыми; освоенные народным искусством, они долго продолжали жить в крестьянском быту (468, 471).

В Италии самые красивые изделия художественной мебели стиля рококо были созданы в Венеции. В них рококо предстает во всем своем декоративном великолепии. В убранстве мебели наряду с обильной резьбой почти на всем протяжении века прочно удерживает свои позиции и традиционная итальянская интарсия. Одним из известнейших мастеров искусства интарсии этого времени был Пьетро Пиффетти (1700—1777). В XVIII столетии венецианские мастера наладили производство знаменитой лаковой мебели, вытеснившей китайские образцы и содействовавшей выработке более самостоятельного, отмеченного чертами национального своеобразия фигурно-орнаментального декора (цветочные орнаменты, пейзажные мотивы, фигурные композиции). Для итальянского рококо типичны пышность форм и подчеркнуто живописный характер декоративного убранства.

В Англии художественная мебель стиля рококо неразрывно связана с именем выдающегося мебельного мастераТомаса Чиппендейла (1718—1779). Чиппендейл вначале был резчиком по дереву; увлекшись около 1735 года мебельным делом, он скоро становится ведущим мебельщиком эпохи, прославившись и как мастер-практик, и как автор многочисленных проектов мебели. Стиль произведений Чиппендейла представляет собой своеобразное сочетание французского рококо с формальными элементами английской мебели первой трети XVIII века, с готическими и восточноазиатскими (китайскими) мотивами.

В 1754 году Томас Чиппендейл издал альбом образцов своей мебели под названием «The Gentlemans and Cabinetmakers Director», оказавший большое влияние на мебельное искусство не только Англии, но и континентальной Европы, а также английских владений по ту сторону Атлантики. В продукции, вышедшей из мастерской Чиппендейла, особое место занимают бесконечно варьируемые формы мебели для сидения. Формы устоев самых ранних образцов, датируемых серединой тридцатых годов, обнаруживают еще черты переходного стиля; это традиционные плавно изогнутые ножки с широкой лобовой частью и орлиными когтями, сжимающими шар (Cabriol-legs) (476, 480). Влияние французского рокайля впервые дает себя почувствовать в резных ажурных спинках (473, 478). Кресло, в современном понимании этой мебельной формы, получает почти полную степень завершенности именно в этот период, в середине XVIII столетия. Сиденья имеют трапециевидную форму, ножки прямые (473, 484) либо слегка изогнутые и обработанные резьбой (480, 481). Формы спинок отличаются большим разнообразием: в контурах центральных вертикальных планок часто угадываются выразительные силуэты скрипки или высокой стройной вазы; с неисчерпаемой выдумкой варьируются ленточные орнаменты, трельяжи, орнаменты, образованные комбинацией С-образных элементов, и др. (473, 476, 477, 478, 480). В мастерской Чиппендейла изготавливались и кресла, очень близкие к французским образцам (482), а также красивые экземпляры т. н. крылатого кресла (481).

Великолепны и большие застекленные книжные шкафы работы Чиппендейла; в них фасонная пайка стекол решена в виде ромбовидной сетки (472). Здесь тоже имеет место причудливое смешение -китайской разновидности геометрического орнамента с формами рококо.

Среди других предметов обстановки выделяются разнообразные по решению письменные столы (483) и высокие стоячие (напольные) часы, прочно вошедшие в быт англичан (475). Кровати большей частью имеют балдахины, решаемые иногда в виде китайской пагоды. Столы встречаются как простые, с квадратными или продолговатыми столешницами, так и обильно убранные резным орнаментом, в котором элементы рокайля сосуществуют с модными китайскими мотивами (479).

Начиная с 1820-х годов, по мере роста ввоза в страну красного дерева, производство английской художественной мебели почти полностью переключается на этот ценнейший материал. Из красного дерева исполнялись деревянные части изделий мебели для сидения и фанеровка корпусной мебели. Поэтому рассматриваемый стилевой этап (позднее барокко, рококо) в истории английской мебели иногда именуют и «периодом махагони».

Для орнаментики характерны уже упоминавшиеся элементы рокайля, китайские и готические мотивы (трельяжи, ажурный ленточный орнамент и др.), а также гротеск. Наиболее разнообразные комбинации этих орнаментальных форм встречаются в богатом декоре оправ для зеркал, вешавшихся над каминами.

Роль Чиппендейла в истории мебельного искусства очень значительна. Он довел до совершенства формы целого ряда изделий мебели, разработал новые типы, некоторые из которых дошли до нас без существенных изменений. В свое время его творчество в немалой мере способствовало дальнейшей кристаллизации форм складывающегося буржуазного интерьера. Чиппендейл много сделал для того, чтобы мебель освободилась от многовекового гнета архитектуры; в то же время, следуя моде времени, он часто в ущерб тектоническому принципу перегружал свои предметы, и особенно проекты, элементами декора. Формы поздних произведений мастера под влиянием зарождающегося классицизма заметно упрощаются, линии выпрямляются, ножки получают прямое, брусковое решение, но характернейшим элементом декоративного убранства по-прежнему остается трельяж (Chinese strapwork).

Помимо альбома Чиппендейла для нужд мебельного производства в то время было издано немало сборников с рисунками образцовых предметов мебели. Таковы, например, альбомы, выпущенные мебельной фирмой «Инс энд Мэйхью» в Лондоне (1762) и Томасом и Эллиотом в Филадельфии (1760— 1770).

Влияние рококо на буржуазный быт было довольно значительным. Даже представители «первого сословия» восприняли игривую грацию рококо как освобождение от чопорной, строго регламентированной жизни предыдущей эпохи. Романтическое увлечение природой, культ изящества и галантности отражается и на внешнем облике дворян; в моду входят чулки, туфли с пряжками, узкие кюлоты, украшенные вышивкой шелковые фраки, а чопорный парик сменяется косой. Вместо прежних регулярных парков появляются садовые пейзажи с подчеркнуто асимметричными, живописными формами планировк. Очень характерно для эпохи и увлечение механическими игрушками. При всем этом в рококо было уже и нечто буржуазное, не случайно его формы с такой легкостью проникли в быт «третьего сословия». Искусство рококо расцвело во Франции в такой период, когда в общественной жизни страны все более определяющим фактором становятся идеи назревающей буржуазной революции, несущей гибель феодальной аристократии.

В английской мебели буржуазный характер более выражен. (Достаточно сравнить стиль Чиппендейла со стилем Людовика XV.) Во Франции рококо царило в придворно-аристократическом искусстве, производство художественной мебели находилось в ведении Королевских мануфактур. В Англии же, уже пережившей этап буржуазной революции, влияние двора незначительно, а развивающиеся мануфактуры стремятся удовлетворить в первую очередь запросы буржуазии. С точки зрения развития художественной промышленности важным моментом было и то, что английские ремесленники могли работать более самостоятельно, более независимо, чем, например, французские.

Интересно и поучительно сопоставить сложившиеся в прикладном искусстве отдельных стран местные варианты стиля рококо: богатая, величивая мебель Франции, при всей пышности форм и убранства, сохраняет черты тонкого благородства; немецкую мебель полнее всего представляют лакированные красочные изделия, рассчитанные на менее изощренный вкус; коричневые тона, полированные поверхности, спокойные, по-домашнему уютные формы —такова австрииска ямебель; в английской мебели своеобразие стилю придают посторонние примеси (китайские и готические элементы); голландскую мебель отличает простота и лаконичность линий и форм; датские образцы обнаруживают родство как с голландской, так и с английской мебелью.